ЗАКАЗАТЬ СОЧИНЕНИЕ ДЛЯ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ И СЕМИНАРИИ

Заказать сочинения, курсовые работы для Духовной Семинарии

+3 8073 307 54 90

Заказать

Заказать реферат, сочинение, курсовую работу для Духовной Семинарии и Академии

Христианский платонизм Августина и источники его тринитарной доктрины.

Как хорошо известно, Аврелий Августин (354-430 гг.), в юношестве ритор и преподаватель латинской словесности в Карфагене и Милане, а в зрелые годы — умудренный опытом и почитаемый всеми епископ североафриканской Церкви, был самым выдающимся христианским мыслителем на латинском Западе не только в эпоху патристики, но и в период раннего Средневековья. Он создал поистине грандиозную систему христианской мысли, в которой успешно соединил лучшие достижения античной философской традиции с глубоко продуманным христианским вероучением. Хотя Августин как религиозный мыслитель прошел долгую интеллектуальную и духовную эволюцию, начиная с увлечения манихейством, через период скептицизма к неоплатонизму, а через него и во многом благодаря ему — к обращению в ортодоксальное христианство в 386 году, эту систему мысли можно с полным правом назвать «христианским платонизмом».

В самом деле, хотя Августин упоминает, что в юности изучал разные философские системы (multa philosophorum), а подлинный интерес к философии в нем пробудило чтение цицероновского «Гортензия», нет никаких сомнений в том, что основное философское формирование Августина было платоническим, да и сам он признается, что считает платонизм наиболее близкой к христианству философской системой. Более того, по верному замечанию Этьена Жильсона, «вся философская составляющая творчества Августина отражает усилия христианской веры в максимальной степени воспользоваться собственным содержанием мышления с помощью философской техники, основные элементы которой заимствованы у неоплатоников». Вместе с тем Клаудио Морескини совершенно прав, когда утверждает, что «удивительная сопособность Августина воспринимать и перерабатывать разные традиции, пришедшие к нему через Плотина и Порфирия, через Мария Викторина и Амвросия, делает нелегким очерчивание некоей “системы” платонизма Августина». Поскольку это не входит в задачи нашего исследования, а интеллектуальная эволюция Августина хорошо изучена как в мировой, так и в отечественной историко-философской науке, нам нет необходимости останавливаться на этом вопросе подробно. Отметим лишь тех философов, идеи которых оказали влияние на формирование тринитарной доктрины Августина, а также в хронологическом порядке рассмотрим те его сочинения, в которых эта доктрина излагается.

В своей «краткой истории философии», изложенной в восьмой книге трактата «О граде Божием», Августин подробно рассуждает о платоновской школе, ее происхождении и учении, которое, по его мнению, вобрало в себя все лучшее из остальных философских школ и направлений, и потому, по его глубокому убеждению, оно намного превосходнее их всех и наиболее близко к христианству. В самом деле, по словам Августина,

«Не только все то, что составляет содержание двух теологий — мифологической и политической — должно уступить платоническим философам, которые признавали истинного Бога и Творцом вещей, и Источником света истины, и Подателем блаженства, но этим мужам, таким великим и такого великого Бога исследователям, должны уступить также те философы, которые порабощенным телу умом усматривали для природы одни лишь телесные начала… Вместе с ними должны уступить и те, которым хотя и стыдно было утверждать, что Бог есть тело, но которые полагали, что наши души такой же природы, как и Он. Их не удержала эта крайняя изменчивость души, которую преступно приписывать природе Бога».

Из этого, а также других высказываний Августина можно заключить, что в платонизме его привлекали такие идеи, как представление об абсолютной бестелесности Бога, Его вечности и неизменности; Его понимание как Истины (veritas), постигаемой одним лишь умом в бестелесном свете (lumen veritatis, lumen mentium, lux incorporea); Его полагание в качестве высшего Блага (summum bonum) — источника блаженства и цели духовно-нравственной жизни. При этом то истинное, что Августин обнаружил в философии Платона и его последователей, он объяснял как с помощью известной ему от св. Амвросия «теории заимствования», согласно которой Платон, будучи в Египте, мог познакомиться там с библейской мудростью; так и с помощью идущего от апостола Павла (Рим 1:20) представления о «естественном богопознании», т.е. о возможности познать Бога через сотворенный Им мир.

Какие произведения Платона были известны Августину? Среди них следует упомянуть диалоги «Федон», «Менон», «Пир», «Тимей» и «Государство». Однако с большой долей вероятности можно утверждать лишь то, что Августин непосредственно читал только диалог «Тимей», да и то в латинском переводе Апулея; содержание же остальных упомянутых диалогов Платона он знал из других источников — из сочинений Цицерона, Варрона, Апулея, Киприана, Амвросия и Порфирия. Из сочинений средних платоников Августину были хорошо известны труды упомянутого Апуля, написанные на латыни: это трактаты De deo Socratis иDe Platone et ejus dogmate. Если с демонологией, изложенной в первом трактате, он ведет долгую полемику в восьмой книге трактата «О граде Божием», то из второго трактата Апулея Августин не только получил общие сведения об учении Платона, но и прямо заимствовал сведения о делении платоновской философии на три части: физическую, логическую и нравственную — деление, которое он, вслед за Апулеем приписывает самому Платону и которое, как мы покажем впоследствии, стало одним из источников ранней тринитарной доктрины Августина.

Из неоплатоников Августину, по его собственному признанию, были известны Плотин, Порфирий и Ямвлих. Действительно, как сообщает Августин в диалоге «О блаженной жизни», к тому времени, т.е. к 386 г., он прочитал «совсем немного книг Плотина» (lectis autem Plotinis paucissimis libris). В диалоге «Против Академиков» он восхваляет Плотина как нового Платона, а в «Монологах» утверждает, что Плотин и Платон имели истинное предсталение о Боге. Какие же трактаты из Эннеад Плотина читал Августин, которые были доступны ему в латинском переводе Мария Викторина? Предположительно, это могли быть следующие трактаты: I 2; I 6; I 7; I 8; III 2; III 3; IV 7; V 1; V 2; V 3; V 5; VI 4; VI 5; VI 6 и VI 9469. Как убедительно продемонстрировал Поль Анри, точная цитата из трактата «О прекрасном» (Enn. I 6.8.16-27) приводится Августином в девятой книге трактата «О граде Божием» (De civ. Dei IX 17)470; в том же трактате встречается еще несколько прямых ссылок на Эннеады. Пьер Курсель добавил к этому перечню прямые заимствования из Enn. V 1.4 и V 1.7 в трактате Августина «О согласии евангелистов» (De consensu Euangelistarum I 23.35) и в «Исповеди» (Confess. IX 10.24).    В целом, именно в Эннеадах Плотина Августин обнаружил такие важные для него темы, как наличие внутреннего мира души, важность самопознания для познания истины, бестелесность и вездесущие Бога, учение о Логосе. Действительно, как признается Августин в «Исповеди»,

«Тогда, прочитав эти книги платоников (lectis Platonicorum illis libris) и подвигнутый ими искать бестелесную истину (incorpoream veritatem), я увидел “невидимое Твое, постигаемое через творения”. Пораженный, я почувствовал то, что не позволял созерцать мне мрак души моей, и получил уверенность, что Ты существуешь, что Ты бесконечен и, однако, не разлит в конечном или бесконечном пространстве; что Ты, всегда себе тождественный и неизменный ни в какой части, ни в каком движении, существуешь в истинном смысле (vere te esse)». «В некоторых книгах платоников (quosdam Platonicorum libros), переведенных с греческого на латинский, я прочитал — не в тех же, правда, словах, но то же самое со множеством разнообразных доказательств, убеждающих в том же самом, а именно: “Вначале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог. Оно было вначале у Бога. Всё через Него начало быть и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его” (Ин. 1:1-5). И то, что человеческая душа хотя и свидетельствует о свете, но сама не есть свет; но лишь Слово Божие, Бог, (Verbum Dei Deus) — вот “Свет истинный (lumen verum), просвещающий всякого человека, приходящего в этот мир”» .

Как считает большинство исследователей, здесь под выражением «книги платоников» (Platonicorum libri) имеются в виду Эннеады Плотина. Однако не исключено, что это были также книги другого видного неоплатоника — Порфирия, влияние философии которого испытал на себе Августин; в связи с этим под выражением Platonicorum libri могут иметься в виду книги обоих этих философов. По мнению Вилли Тайлера, между Плотином и Августином следует поместить Порфирия, игравшего роль своего рода посредника между мыслью Плотина и «простых смертных». В самом деле, Августин часто упоминает Порфирия, называя его «выдающимся языческим философом» (nobilissimus philosophus Paganorum), хотя и оспаривает многие его представления о языческих богах и демонах на протяжении десятой книги трактата «О граде Божием». Как предполагают исследователи, благодаря переводам Мария Викторина Августин познакомился с такими трудами Порфирия, как Комментарий к «Категориям» Аристотеля (Εισαγωγή),    Sententiae    ad    intelligibilia    ducentes    и    De regressu animae. Сам Августин упоминает еще одно сочинение Порфирия, доступное ему в латинском переводе — «О философии из Оракулов» (Περί τής έκ λογίων φιλοσοφίας = De philosophia ex oraculis haurienda), где Порфирий благосклонно отзывался о вере иудеев и христиан в истинного Бога и называл Христа «благочествиейшим и ставшим
бессмертным» (piissimum et immortalem factum). Как показал П. Курсель, в своей критике языческой религии Августин заимствовал немало сведений и мыслей из таких сочинений Порфирия, как De imaginibus и Epistola ad Anebonem.

Еще в 1933 году Вилли Тайлер488 выдвинул тезис, поддержанный и некоторыми современными исследователями, о том, что именно Порфирий оказал определяющее влияние на тринитарную мысль Августина. Так, в одном месте трактата «О граде Божием» Августин сравнивает учение Плотина о трех первоначальных ипостасях (Единое — Ум — Душа) с учением Порфирия о триаде из «Халдейских оракулов»: Отец — Сила — Ум, не понимая принципиальной разницы между ними:

«Порфирий говорит о Боге Отце и Боге Сыне, которого по-гречески называет “отеческий Интеллект” или “отеческий Ум” (paternum intellectum vel paternam mentem). А о Святом Духе он либо не говорит ничего, либо говорит что-то неясно, хотя я не понимаю, кого он называет средним между Ними (horum medium). Ведь если бы он хотел, чтобы под третьей [ипостасью] понималась природа души, как это [делает] Плотин, когда рассуждает о трех первоначальных ипостасях, то он не назвал бы ее средним между Ними, то есть средним между Отцом и Сыном».

По мнению Г. Мадека, Августин не сомневался, что в этих словах «Порфирий указал именно на Троицу, хотя и в неадекватных выражениях; ведь существенно то, что в вопросе о Боге едином и троичном неоплатонизм и христианство согласны: “nobiscum sentiunt” (De civ. Dei VIII 10.2)». Как отметил другой французский специалист по неоплатонизму, П. Адо, в тринитарном учении Августина можно найти и другие концептуальные схемы, восходящие к Порфирию, например, триады: бытие -    жизнь — мышление и сущность — форма — порядок; однако они не занимают у Августина цернтрального места, как это было у Мария Викторина. Жан Пепэн также указывает ряд текстов, могущих говорить в пользу того, что учение Порфирия о «неслитном единстве» души и тела и о самопознании души, встречающееся в сочинениях Symmikta zёtёmata и Sententiae, повлияло на концепцию «психологической триады»: ум — знание — любовь как образа Божественной Троицы в IX книге трактата Августина «О Троице». Пепэн также обращает внимание на учение Плотина и Порфирия о самопознании ума, повлиявшее на «психологическую теорию» Августина, в частности, на представление о том, что ум в действительности неделим и целиком содержится в каждой своей части .

Вероятно, влияние учения Порфирия на тринитарную доктрину Августина могло быть не только непосредственным, но и опосредованным: Августин прекрасно знал теологические трактаты Мария Викторина, откуда мог заимствовать определенные порфириевские идеи. Действительно, мы встречаем у Августина развитие таких идей Викторина, как совпадение в Боге сущности и атрибутов; «латинская тринитарная парадигма» (умозаключение от единой сущности к Троице Лиц); «психологическая модель» Троицы (в форме «тринитарного cogito»); устранение «икономии» из тринитарного учения; «двойное исхождение» Святого Духа и представление о Нем как «субстанциальной связи» в Троице и др. Как показали исследования Нелло Чиприани, эти и другие идеи Викторина присутствуют как в раннем, так и в зрелом тринитарном учении Августина, хотя зачастую Августин ведет полемику с теми или иными концепциями Викторина, которые казались ему слишком неоплатоническими, или же подвергает их радикальной трансформации. По мнению Эрнста Бэнца, истоки «метафизики воли», развитой в трактате Августина De Trinitate, находятся именно у Викторина, учение которого является ключом к пониманию того, как совершился переход от «греческого интеллектуализма» к «новому волюнтаризму», то есть к новой концепции личности, разработанной Августином в размышлении над тайной Троичности, — концепции, в которой человеческая личность предстает как образ Божественной Троицы: триединство бытия, мышления и воли. Под влиянием Порфирия Викторин и Августин устранили то различие, которое Плотин проводил между Единым и Бытием, тем самым задав новый горизонт для развития онто-теологии. Однако, по мнению П. Адо, в отличие от Викторина, мысль Августина гораздо более сосредоточена на анализе внутренней жизни души, чем на диалектике метафизических понятий, и в этом Августин стоит ближе к Плотину, чем Викторин.

Другим христианским мыслителем, который, по выражению П. Курселя, «посвятил Августина одновременно в христианскую духовность и учения Плотина», был св. Амвросий Миланский, от которого Августин принял крещение в Милане в 387 году. Как установил Н. Чиприани, Августин был хорошо знаком с такими трудами Амвросия, посвященными тринитарной проблеме, как De fide и De Spiritu Sancto. Из них Августин почерпнул сведения об учении савеллиан и ариан и основных контраргументах против них, выдвигавшихся сторонниками учения о «единосущии» Отца и Сына. У Амвросия Августин также мог заимствовать представление о Святом Духе как общей сущности Отца и Сына, а также о том, что Дух как Божественный Свет (claritas Dei) через Христа ведет людей к познанию Бога. Знал Августин и некоторые тринитарные формулы Амворсия. Помимо Миланского епископа, еще одним источником тринитарной доктрины Августина был св. Иларий Пиктавийский. Так, разбору упоминавшейся нами тринитарной формулы Илария: infinitas in aeterno, species in imagine, usus in munere Августин посвятил несколько глав шестой и пятнадцатой книги своего трактата De Trinitate. Однако, в отличие от Амвросия и Илария, Августин не воспринял через них хактерные четры «греческой тринитарной парадигмы», и более того, как мы покажем далее, сознательно от нее отказался.

Итак, мы устновили, что основными источниками тринитарной доктрины Августина были труды западных «никейцев» — Викторина, Амвросия и Илария, а также труды философов-неоплатоников — Плотина и Порфирия, под влиянием идей которых эта доктрина формировалась с самого начала. В связи с этим мы склонны согласиться с мнением К. Хорна о том, что «Августин не считал тринитарную доктрину специфически христианским изобретением и еще менее — темой, произвольно извлеченной из Св. Писания. Напротив, Троица в его глазах представляет собой интеллектульную интуицию, которой уже обладали языческие философы. И с такой же ясностью она равным образом присутствует в Св. Писании» .

Нам осталось рассмотреть, следуя хронологическому порядку, основные сочинения Августина, посвященные тринитарной проблеме. Интерес к этой проблеме у Августина появляется очень рано — начиная с самых ранних философских диалогов, написанных в Кассициаке в 386-387 гг., и продолжается вплоть до поздних монументальных трудов, созданных им в зрелые годы своего епископства (400-420-е гг.). Из ранних философских диалогов, где в той или иной степени затрагивается тринитарная проблематика или используются тринитарные формулы, можно назвать De beata vita (386 г.), De ordine (386 г.), Soliloquia (386-387 гг.) и De quantitate animae (387-388 гг.). В этих сочинениях влияние неоплатонизма особенно очевидно. Тринитарную доктрину Августин обсуждает в своей полемике с манихеями в трактатах De moribus ecclesiae catholicae et de moribus Manichaeorum (387-388 гг.), De Genesi adversus Manichaeos (388-391 гг.), De vera religione (390 г.) и Contra Faustum Manichaeum (ок. 400-404 гг. ). Вопрос о Троице разбирается Августином в 11-ом послании к Небридию (между 388 и 391 гг.), в сборнике De diversis quaestionibus LXXXIII (388 г.) 24, в небольшом догматическом трактате De fide et symbolo (393 г.), представляющем собой краткое толкование на Апостольский Символ веры, а также в кратком руководстве De agone christiano (396 г.) и в первой книге большого теоретического трактата De doctrina christiana (397 г.).

Особенно следует отметить 13-ю книгу «Исповеди» (ок. 400 г.), где впервые появляется «психологическая аналогия» Троицы: бытие — мышление — воля (esse, nosse, velle), а также 52-ю проповедь Августина (ок. 405 г.), в которой впервые встречается другая знаменитая аналогия: память — мышление — воля (memoria, intellectus, voluntas). Учение о Троице рассматривается в 169-ом послании (после 411 г.) к епископу Еводию на основе той же «психологической аналогии» (memoria, intellectus, voluntas); в послании 170-ом (ок. 414 г.) к Максиму, обратившемуся из арианства; в посланиях 238-239 (ок. 414 г.) о термине όμοούσιος («единосущный») к комиту Пасцентию, исповедовавшему арианство; в Комментариях на Евангелие от Иоанна (Tractatus in Euangelium Ioannis, ок. 413-413 гг.), «Изъяснениях Псалмов» (Enarrationes in Psalmus 68.1.5, 414 г.), а также в таком монументальном труде Августина, как трактат «О граде Божием» (ок. 412-427 гг.), где тринитарному вопросу посвящено несколько глав 11 -ой книги и предложена еще одна «психологическая аналогия»: бытие — мышление — любовь (esse, nosse, amare). Наконец, следует указать на главный труд, представляющий собой сумму зрелой тринитарной доктрины Августина, — это трактат De Trinitate, состоящий из пятнадцать книг, на написание которых Августин потратил более двадцати лет (ок. 399/400-422/425 гг.). Рассмотрим структуру этого трактата подробнее. В нем можно выделить четыре части. В первой части (книги I-IV) на основании целого ряда библейских текстов излагается церковное учение о Троице и единосущии ее Лиц; эту часть можно рассматривать как «историко-догматическую». Во второй части (книги V-VII) он проводит анализ тринитарной терминологии и доказывает равенство Троицы с помощью логических аргументов; эту часть можно назвать «формально-логической». В третьей части (книги VIII-XI) рассматриваются различные «психологические» и иные «тринитарные аналогии» (amans — quod amatur — amor; mens — notitia — amor; memoria — intellectus — voluntas и др.); эту часть можно назвать «психологическо-аналогической». Наконец, в четвертой части (книги XII-XV) речь идет о восхождении («анагогии») от психологических моделей к самой Троице и ее чистому интеллектуалльному созерцанию, а также рассматривается вопрос о роли Святого Духа в Троице как взаимной любви и связи между Отцом и Сыном и о Его исхождении от Них; эту часть можно рассматривать как «анагогическую». Впоследствии трактат Августина De Trinitate послужил классическим образцом средневековых трактатов о Троице на Западе, что хорошо видно уже в VI веке на примере Боэция. На христианском Востоке он стал известен только в поздневизантйский период, когда был переведен на греческий язык Максимом Планудом в конце XIII века534. Помимо этого трактата в поздний период Августин написал два сочинения, спецально посвященные полемике с арианством, которое обрело новую силу в Европе и северной Африке после прихода туда готов и вандалов, исповедовавших арианство. Это трактаты Contra sermonem Arianorum (419 г.) и Contra Maximinum (в двух книгах, 428 г.); последний направлен против арианского епископа Максимина, с которым Августин вступил в публичный диспут в Гиппоне . В целом, как многочисленностью своих трудов, посвященных тринитарной проблеме, так и глубиной и фудаментальностью своего подхода Августин оставил далеко позади всех предшествующих латинских христианских писателей и предопределил развитие тринитарной доктрины на Западе на многие века вперед. Перейдем теперь к непосредственному анализу тринитарной доктрины Августина, в формировании которой можно выделить два периода: ранний (386-400 гг.) и зрелый (400-428 гг.).

Все материалы в данном разделе не являются готовыми научными работами и носят сугубо ознакомительный характер для студентов Духовных Учебных Заведений. Если вы хотите получить готовую научную работу по богословию, тогда вам нужно заказать ее на моем сайте.
ЗАКАЗАТЬ СОЧИНЕНИЕ ДЛЯ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ И СЕМИНАРИИ

Заказать сочинение для Духовной Академии и Семинарии

Сайт для заказов сочинений и курсовых работ для студентов Духовных Семинарий, Духовных Академий, Богословских Институтов, Богословских Университетов.

Пишу такие виды работ: контрольные, рефераты, эссе, сочинения, курсовые работы, доклады, проповеди, ответы на экзаменационные вопросы, научные записки. Мой опыт в написании научных работ по православному богословию, поможет вам, успешно пройти обучение в духовном учебном заведении.

Рейтинг 4.95 из 5, Отзывов 929, Голосов 929 - перейти

Контакты

+3 8073 307 54 90