Заказать сочинение для Семинарии,сочинения для Семинарии

Реформаторское учение Джона Виклифа

Научная работа по Сравнительному богословию на тему: «Реформаторское учение Джона Виклифа», имеет большое значение в системе православного богословия. Данная тема будет раскрыта в нашей научной работе, сочинении, реферате, курсовой работе, научной записке, бакалаврской работе, ВКР и дипломной работе. План работы будет состоять из трех глав в каждой главе будет по три под пункта.

Введение

Семестровое сочинение для Духовной Семинарии рассматривает и изучает тему: «Реформаторское учение Джона Виклифа», имевший место в истории и Сравнительном богословии.Актуальность данной работы определяется в связи с недостаточной изученностью темы в истории, богословском и Сравнительном богословии. Несмотря на многочисленные исследования по данной тематике многие авторы не раскрывали в полной мере тему нашей работы или раскрывали не полностью. Надо отметить, что источники свидетельствуют о важности данного вопроса, как в истории, современном богословии Сравнительном богословии.

Среди нерешенных проблем находится вопрос о главных причинах, а именно Сравнительном богословии. Также большое значение придается изучению вопроса о реформаторском учении Джона Виклифа, а также этапах его формирования. Называются, например, такие факторы, как история возникновения данного вопроса в Сравнительном богословии.

В данной работе мы попытаемся рассмотреть все известные источники, основные исследования и ответить на поставленные вопросы о реформаторском учении Джона Виклифа, а также этапах его формирования и развития.Исследование настоящей темы актуально еще и потому, что ее результаты могут послужить достижению взаимопонимания в истории и Сравнительно-богословских вопросах. Основой целью нашего сочинения для Духовной Академии является изучение данного вопроса в истории, православном анализе и Сравнительно-богословском понимании содержания данной работы, а также анализ их развитие данного вопроса в православном богословии.Объектом настоящего исследования являются, изучению вопроса о реформаторском учении Джона Виклифа, а также этапах его формирования и развития.Предметом нашего семестрового сочинения является, изучение вопроса о реформаторском учении Джона Виклифа, а также этапах его формирования и развития.

Реформаторское учение Джона Виклифа

По возвращении в Англию он начал выступать как религиозный реформатор. Он проповедовал в Оксфорде и Лондоне против светской власти папы. Как пишет Спрессвел (Хипсвел) и Виклиф-он-Тиз (на расстоянии полумили друг от друга). Существует более двадцати разных вариантов написания имени Виклифа, в том числе Wiclif, принятое Лехлером, Лозертом, Будденсигом и немецкими учеными в целом; Wiclef, Wicliffe, Wicleff, Wycleff, Wycliffe — у Фокса, Милмана, Пула, Стаббса, Рэшделла, Бигга; Wyclif — у Шерли, Мэтью, Сержента, в «Виклифском обществе», в «Обществе древнеанглийских текстов» и т. д. Форма Wyclif встречается в приходской записи 1361 г., когда реформатор был ректором коллед- г Жа Бэллиола. Древнейшее упоминание в официальном государственном документе, от 26 июля. 1374 г., использует форму Wiclif. О месте рождения Виклифа см. Shirley, Fasciculi, p. χ sqq.

Также Некий Виклиф упоминается в связи со всеми этими колледжами. Проблема в том, что могло Существовать два Джона Виклифа. Некий Джон из Уайтклайва был ректором Мэйфилда (1361), а позже — Хорстед-Кэйнса, где он умер в 1383 г. В 1365 г. Ислип писал из Мэйфилда о назначении некоего Джона Виклива ректором Кентербери-холла. Shirley (Note on the two, Wiclif», в Fasciculi, p. 513 sqq.) выступает в защиту мнения, что этот Виклиф был другим человеком; ему вторят Пул, Рэшделл и Сержент. Директор Уилкинсон из колледжа Мальборо (СА. Quart. Rev., октябрь 1877 г.) опровергает это мнение; Лехлер и Будденсиг, два ведущих ненецких специалиста по жизни Виклифа, полагают, что существовал только один Виклиф, связанный с колледжами Оксфорда.

«»Так считает Лехлер, который приводит веские доводы в поддержку этого мнения. Лозерт, которому вторит Рэшделл, выдвигает возражения и говорит, что впервые Виклиф выступил в роли политического реформатора в 1376 г. (Studien гиг Kirchenpol., etc., pp. 1, 32, 35, 44, 60). Серьезная проблема, связанная с таким мнением, состоит в том, что в этом случае почти все произведения реформатора оказываются написанными за промежуток в 7 лет.

Джон Гонтский, герцог Ланкастера, был младшим братом Черного Принца. Принц, одержав победы во Франции, вернулся на родину и умер от неизлечимой болезни.

Автор древней летописи, Виклиф метался из стороны в сторону, облаивая цер­ковь. Вскоре после этого в одном из своих трактатов он назвал Римского еписко­па антихристом, «гордым и мирским римским священником… самым проклятым из обрубающих монеты и обрезающих кошельки». Он заявлял, что папа «имеет не больше права связывать и разрешать, чем любой другой священник, и что светские лорды могут отбирать имущество клира, если посчитают необходимым». Герцог Ланкастерский, явный враг клира, возглавил движение за конфискацию церкрвного имущества. Петр Пахарь опирался на общественное мнение, когда восклицал: «Забери у нее земли, Господь, и пусть она живет на десятину». «Добрый парламент» 1376 г., в решения которого Виклиф внес вклад и устно, и письменно, признал справедливыми повсеместные жалобы на иерархию.

Осуждение деятельности Виклифа в 1377 г.

Поведение оксфордского профессора стало столь вызывающим, что его долж­ны были осадить. В 1377 г. он был призван к суду Уильямом Куртене, Лондон­ским епископом, в собор Св. Павла, и слушание дела началось с ожесточенного спора между епископом и герцогом. Они спорили о том, может ли Виклиф сесть или должен быть судим стоя. Перси, лорд-маршал Англии, велел ему сесть, но епископ объявил, что это неслыханное проявление неуважения к суду. Тогда Ланкастер, присутствовавший при этом, поклялся сокрушить гордость Куртене и гордость всех прелатов Англии. «Уж сделайте все от вас зависящее, сэр», — едко отвечал епископ, сын герцога Девонширского. Разгорелась общая перепалка, в ко­торой Ланкастер защищал Виклифа.

Сам папа Григорий XI обратил внимание на нарушителя спокойствия в доку­менте, осуждающем девятнадцать положений из его трудов как ошибочные и опасные для церкви и государства. Фактически, папа выпустил серию из не менее чем пяти булл, обращенных к архиепикопу Кентерберийскому, епископу Лондонскому, к Оксфордскому университету и королю Эдуарду III. Обращение к архиепископу Садбери начиналось с лестного восхваления былого славного бла­гочестия Англии и ее знаменитых вождей церкви, защитников ортодоксальной веры, наставлявших не только собственный, но и другие народы по части испол­нения заповедей Господних. Однако до его слуха дошло, что настоятель Люттеру-орта впал в такое безумие, что отваживается публично провозглашать ложные положения, угрожающие стабильности всей церкви. Поэтому Его Святейшество призывает архиепископа посадить Джона в темницу и держать в цепях, пока папский суд не вынесет ему окончательного приговора. Представляется, что вице-канцлер Оксфорда по меньшей мере сделал вид, что повинуется папскому приказу и отправил доктора-еретика в Блэк-холл, но заключение было чисто номинальным.

К счастью, папа Григорий, приказавший заковать Виклифа в цепи и посадить в темницу, был не в силах заковать в цепи саму истину и остановить развитие мысли. В послании к канцлеру Оксфорда Григорий писал, что Виклиф извергает из смрадных подземелий своего сердца самые греховодные и предосудительные ереси, надеясь осквернить ими верующих и увлечь в пропасть погибели, низверг­нуть церковь и низложить светскую власть. Нарушитель спокойствия был при­числен к одному разряду с такими видными «еретиками», как Марсилий Паду- анский и Жан Жанден.

В Ламбете собрался суд архиепископа, но еще до того, как было названо имя обвиняемого, пришло послание от вдовы Черного Принца, которая приказывала остановить слушание, а лондонские жители физически прекратили его, ворвав- шясьв дал. В Оксфорде учителя богословия объявили девятнадцать осужденных папой положений истинными, хотя они и звучат непривычно для слуха. Не­сколько недель спустя, в марте 1378 г., Григорий умер и начался папский раскол. 0 яростных буллах Григория больше не вспоминали. Помимо прочего, среди девятнадцати осужденных положений были утверждения, что последователи Христа не имеют права вымогать светское имущество посредством церковных доборов, что папские и священнические анафемы не имеют силы, если они про- тиворечат закону Христа, что король может отнимать у церкви светские блага, вслина то есть веские основания, и даже что миряне могут законным образом потребовать отставки папы.

1378 г. как важный этап в деятельности Виклифа

На 1378 г. приходится явное начало деятельности Виклифа как реформатора доктрины. Он отстаивал права англичан против покушений извне. Теперь он стал критиковать, в ряде пунктов, богословскую структуру, которую так стара­тельно взлелеяли схоласты и средневековые папы, а также злоупотребления, проникшие в церковь. Одного факта, что христианский мир расколот между даумя папскими дворами, каждый из которых объявляет анафему другому, было достаточно, чтобы подорвать веру в божественное происхождение папства. В про­поведях, трактатах и более крупных произведениях Виклиф аргументировал к Писанию и здравому смыслу. Его перо было острым, как дамасский клинок. Он без колебаний использовал иронию и оскорбления, которыми владел мастерски. Прямота и уместность его призывов делали их понятными народу. Он писал не только на латыни, но и на английском. Он обладал такими же твердыми убежде­ниями и такой же страстной верой, как Лютер, но, с одной стороны, стиль Вик­лифа не отличается такой образной живостью и сердечной теплотой, как у вели­кого немецкого реформатора, а с другой, лишен его неподобающей грубости. Как Лютер — самый выдающийся автор трактатов, которого породила Германия, так и Виклиф — непревзойденный религиозный памфлетист Англии. Принимая в расчет содержание и целевую аудиторию, его ясные и едкие выпады можно про­тивопоставить ученым и тщательно разработанным трактатам представителей оксфордского движения, возглавляемого Пьюзи, Кеблом и Ньюменом. Если пер­вые взывали к совести, то вторые — к эстетическому вкусу. Первые стремились сецкрущить претензии священников, а вторые — выпестовать их.

Но реформатор XIV века был не просто ученым и публицистом. Как и для Джона Весли, для него была характерна практическая направленность, и, как Весли, он пытался заново возвестить Англии чистое Евангелие. В противовес влиянию монахов, которое Виклиф начал критиковать после возвращения из Буржа, он решил подготовить и отправить на служение группу странствующих евангелистов-благовестников. Эти «бедные священники» (pore priests), как их называли, были набраны из числа выпускников Оксфорда. Похоже, среди них были и миряне. Мы ничего не знаем ни об их количестве, ни о тех правилах, которыми они руководствовались. Движение началось около 1380 г., и оно, с одной стороны, роднит Виклифа с Геертом Гроотом, а с другой — с Весли и с соотечественником Виклифа более позднего времени, генералом Бутом из Армии спасения.

Хотя эта идея благовестил не привела к созданию постоянной организации, появление «бедных священников» стало сенсацией. Согласно древнему летопис­цу, вокруг Виклифа в Оксфорде собралось много учеников. Одетые в длинные красновато-коричневые мантии одного образца, они «ходили пешком, распро­страняя заблуждения своего учителя народу и публично излагая их в пропове­дях»573. Епископ Куртене назвал их «странствующими проповедниками без раз­решения, которые публично учат ошибочным и даже еретическим положениям не только в церквях, но и на площадях и в других мирских местах. Они делают это под личиной великой святости, но без какого бы то ни было позволения от епископа или папы».

В 1381 г., за год до того, как Куртене произнес свои памятные слова, Вальден сообщает, что Виклиф «начал высказываться о таинстве алтаря». Для того чтобы заявлять что-то новое в этой важной области, была необходима очень боль­шая смелость. И Виклиф в двенадцати тезисах заявил, что учение церкви по этому вопросу не соответствует Писанию и вводит в заблуждение. Впервые с тех пор, как учение о пресуществлении было утверждено Четвертым Латеранским собором, специалист по богословию выразил серьезное сомнение в его истинно­сти. И в этой ситуации борец за истину оказался в одиночестве. Нищенствующие ордена были в гневе. Оксфордские власти, по просьбе архиепископов и еписко­пов, устроили суд, на котором заседали канцлер Бертон и двенадцать докторов. Не упоминая имени Виклифа, судьи осудили заявления о том, что хлеб и вино остаются хлебом и вином после освящения и что тело Христа присутствует в евхаристии только образно или символически. Но Виклиф заявил, что судьям не удалось опровергнуть его доводы, и продолжал проповедовать и преподавать в университете. Однако на королевском совете, к которому он обратился с апелля­цией, герцог Ланкастерский выступил против него и запретил ему распростра­нять свои взгляды на данную тему в Оксфорде. В ответ на запрет Виклиф еще более решительно изложил свои взгляды в «Исповеди», которая завершается благородными словами: «Я верю, что в конце концов истина победит».

В тот же год начался крестьянский бунт, но у нас нет свидетельств того, чтобы Виклиф симпатизировал этому движению сколько-нибудь больше, чем Лютер — крестьянскому восстанию 1525 г. Когда бунт закончился, Виклиф предложил отдать имущество церкви высшим классам общества, а не беднякам. Однако в провозглашаемых им принципах уже содержались семена открытого бунта про­тив угнетения. Разве не написал он: «Не существует моральной обязанности пла­тить налог или десятину дурным правителям церкви или государства. Их позво­лено наказывать или смещать, и можно требовать обратно те богатства, которые клир выманил у бедняков»? Через сто пятьдесят лет Тиндейл скажет: «Во време­на Виклифа говорили то, что лицемеры говорят и сейчас: что Слово Божье под­стрекает к бунту».

Появление Куртене на посту архиепископа Кентерберийского не сулило ре­форматору ничего хорошего. В 1382 г. он созвал синод, известный в истории Англии как «синод землетрясения» — из-за землетрясения, которое случилось во время его заседания. Примаса поддерживали 9 епископов, и, когда земля содрогалась, он с достойной восхищения смелостью истолковал эту шалость при­роды как благоприятное знамение. Земля, стремящаяся избавиться от новых

Веяний и настроений, проявила свою симпатию к церковному большинству. Викляф не присутствовал на синоде в тот момент, но он истолковал ситуацию шаче и заявил, что Господь послал землетрясение, «потому что монахи ввели ересь в таинство Христово, так что земля затряслась в точности как тогда, когда Христос был осужден на телесную смерть»

Осуждение собором 24 положений Виклифа

Собор осудил 24 положения, приписываемые реформатору, десять из которых были объявлены еретическими, а остальные — противоречащими мнению церк­ви. «Четыре его главные еретические положения гласили, что Христос телесно присутствует в таинстве, что устной исповеди не требуется от умирающего, тго после смерти Урбана VI Английская церковь не должна признавать папу, а, надобно Греческой, должна сама управлять собой и что власть клириков над светской собственностью противоречит Писанию. Куртене, вслед за решением синода, призвал Рнгге, тогдашнего канцлера Оксфорда, бороться с еретическими учениями и учителями. Ригге же, проигнорировав этот призыв, сделал проповед­ником Репингдона, еще одного сторонника Виклифа, а когда Питер Стокис, «профессор священной страницы», вооружившись посланием архиепископа, по- штался заставить его замолчать, студенты и преподаватели Оксфорда угрожали кармелиту шпагами.

Но с Куртене были шутки плохи. Он призвал Ригге и прокторов в Ламбет и Заставил их на коленях поклясться, что они предпримут необходимые действия. Парламент поддержал примаса. Новые проповеди были прекращены, однако Вик- диф остался неукрощенным. Он послал жалобу из четырех статей королю и парла­менту, в которой заявлял, что вопросы церковной собственности должны решаться в соответствии с английским законом, что монахи должны иметь право отказывать­ся от уставов своих орденов и следовать уставу Христа и что на вечере Господней присутствуют реальный хлеб и вино, а не только их физические свойства580.

Двор больше не собирался поддерживать реформатора, и Ричард II категори­чески приказал Ригге подавить новое учение. Куртене сам прибыл в Оксфорд, и, возможно, справедливо утверждение о том, что Виклиф лично встречался с пре­латом в церкви Св. Фридесвиды. Уничтожению подверглись копии произведе­ний осужденного учителя и сочинения Херефорда. Виклифу запретили пропове­довать. Он удалился в свой приход в Люттеруорте. Херефорд, Репингдон, Астон и Вндмен, его сторонники, покаялись. Всей партии был нанесен сокрушитель­ный удар, а вместе с ней — и свободе преподавания в Оксфорде.

В Люттеруорте Виклиф продолжал переводить Библию и создавать полемиче­ские трактаты, в том числе Cruciata — решительное осуждение крестового похода, который епископ Норвича Генри Спенсер готовил в поддержку Урба­на VI против авиньонского папы Климента VII. Воинственный прелат уже про­явил свои армейские таланты во время крестьянского бунта. Урбан обещал пол­ное отпущение грехов за один год всем, кто присоединится к войску. В церквях Англии проводили мессы и читали соответствующие проповеди. На предприятие выделялись большие суммы денег. Индульгенцию распространили не только на живых, но и на мертвых. Виклиф заявил, что этот крестовый поход связан с борьбой за мирскую власть, а индульгенцию назвал «мерзостью запустения в святилище». Армия Спенсера достигла континента, но экспедиция оказалась неудачной. В этот период был написан «Триалог», самый важный из богослов­ских трактатов Виклифа. В нем заявлен принцип: если между Библией и церко­вью есть разногласия, мы должны следовать Библии, а если совесть и человечес­кие авторитеты находятся в конфликте, то мы должны следовать совести.

Последние годы жизни Д. Виклифа

За два года до смерти Виклиф пережил удар, вследствие которого оказался частично парализован, но не стал полностью инвалидом. Возможно, его призы­вали предстать перед папой. С непреклонной твердостью он ответил верховному понтифику, что из всех людей он больше всего обязан подчиняться закону Хри­ста, а Христос был самым бедным из людей и подчинялся светским властям. Любой христианин должен следовать за Петром, Павлом или любым другим святым лишь в той мере, в которой они подражали Христу. Папа должен отка­заться от всей мирской власти и призвать своих клириков к тому же. Затем Виклиф заявил, что, если он заблуждается в своих заявлениях, то готов принять наказание, даже смерть. Если в его власти было бы представить эти взгляды в Риме, он охотно отправился бы туда. Но Бог поместил на его пути препятствие и научил повиноваться Ему, а не людям. В завершение Виклиф молитвенно про­сил, чтобы Бог наставил Урбана подражать Христу и призывать к тому же своих клириков.

Во время проведения мессы в церкви его вновь поразил удар, и через два или три дня, 29 декабря 1384 г., он скончался, «зажегши огонь, который никогда не угаснет». Фуллер говорит о его смерти: «Достойно восхищения, что заяц, на которого так часто охотилось столько собак, спокойно умер в своей норе».

Виклиф был худощав и, вероятно, никогда не отличался крепким здоровьем, но он не был аскетом. Он любил хорошо поесть. По характеру он был подвиж­ным, остроумным, безупречным в плане нравственности. По отношению к вра­гам он был резок, хотя никогда не грубил и не сквернословил. Уильям Торпе, молодой современник из окружения архиепископа Арунделя, свидетельствует, что «он был изможден телесно и весьма слаб, и поведения самого невинного. Очень многие выдающиеся лица Англии общались с ним, нежно его любили, записывали его высказывания и следовали его примеру».

Чувства, преобладавшие среди иерархии, передает Уолсингем, летописец Сент-Албана, который так характеризует реформатора: «В праздник в честь стра- егей святого Фомы Кентерберийского Джон Виклиф, это орудие дьявола, этот щжг церкви, этот источник путаницы для простого народа, этот идеал для лице- щрор, этот идол для еретиков, этот творец раскола, этот сеятель вражды, этот Источник лжи, был поражен ужасным Божьим судом. Его хватил удар, и он црододжал жить до дня святого Сильвестра, когда его коварный дух отправился 11 обитель тьмы».

Посмертное преследование учения Виклифа РКЦ

Даже после смерти Виклифа не оставили в покое. Согласно постановлению Арунделя, его произведения были запрещены, и этому приказу следовали так. тщательно, что Кэкстон и первые английские печатники не выпустили ни одного Зрёмпляра его трудов. Латеранский декрет, датированный февралем 1413 г., приказывал сжечь его книги, а собор в Констанце, от членов которого, таких как JijCepcoH и Д’Альи, мы могли бы ожидать терпимого отношения, формально осу- Дцл его память, приказал эксгумировать его останки и «удалить их от места церковных захоронений». Святой синод, гласило постановление, «объявляет, ЧТО Джон Виклиф был известным еретиком, отлучает его от церкви и осуждает ф> память, так как он умер, упорствуя в ереси»586. В 1429 г. под напором Мар­ина IV это постановление было исполнено Флеммингом, епископом Линкольна, ν Слова Фуллера, описывающего исполнение постановления собора в Констан- ф, запечатлены на страницах английской истории: «Они сожгли его останки и бросили их в Свифт, протекающий рядом ручей. Этот ручей отнес его прах в afetiH, Эвон — в Севёрн, Северн — в прибрежные моря, а из них он попал в океан есть с прахом Виклифа случилось то же самое, что с его учением, которое распространилось сейчас по всему миру».

По всеобщему мнению английского народа, Джон Виклиф, наряду с Джоном Латимером и Джоном Весли, вероятно, более полно, чем любой другой англий­ский религиозный вождь, воплощает независимость мысли, верность совести, Здравый религиозный смысл и здравое толкование Евангелия. В истории интел­лектуального и морального развития английского народа Виклиф был главным героем Средневековья.

Реформаторское учение Виклифа

Учение Виклифа ясно представлено во многих его произведениях. Он сыграл задающуюся роль как ученый, политический деятель, проповедник, новатор-бо- гделов и переводчик Библии, и все эти стороны его деятельности хорошо отраже­ны в его трудах. Из них мы видим, как развивалось его противостояние средне­вековым заблуждениям и злоупотреблениям. Нападки побудили его обратить $имание на ошибки, которых изначально он не замечал. Но выработать систе­му, которая противоречит типично средневековой системе богословия, помогло ему, прежде всего остального, изучение Писания. Его стиль так выразителен, что требуются усилия, чтобы подавить желание цитировать его большими отрывками.

Хотя высказывания Виклифа всегда понятны, в некоторых из его трудов мно­го повторений. Он не всегда движется по прямой, но отступает то в одну, то в другую сторону, пользуясь возможностью подробно обсудить вопросы, тесно свя­занные с основной проблемой. Из-за этой привычки чтение крупных его произ­ведений часто превращается в утомительную задачу. Но автор всегда возвращает читателя к основной теме и, как говорят сегодня, не позволяет сбиться с пути.

Заключение

Результаты проведенного настоящего методологического анализа семестрового сочинения по предмету «Сравнительное богословие» на тему: «Реформаторское учение Джона Виклифа». По мнению автора данного сочинения, основные направления в раскрытии темы сочинения находятся в Сравнительно-богословском анализе реформаторского учения Джона Виклифа, а также этапах его формирования и развития.Основные моменты этой научной новизны определяют, как исторические, так и Сравнительно-богословские границы. Вклада научного рассмотрения поставленных задач пасторского и богословского анализа в системном научном решении проблем Сравнительной роли в представленной теме.Объективные результаты настоящего семестрового сочинения для Духовной Семинарии на тему: «Реформаторское учение Джона Виклифа», составляют необходимую методологическую основу для дальнейших Сравнительно-богословского и исторического осмыслений системного научного места и методологической роли Сравнительного богословия и его основных аспектов в рассмотренном нами семестровом сочинении. Основные Сравнительно-богословские решения нашего сочинения для Духовной Академии связанны с анализом условий, при которых историческое понимание и сложность вызванных развитием обусловленных нравственных процессов, которые не превосходили бы определенные пастырские, психологические и богословские границы.